Никифор Мурзакевич. Человек, сохранивший историю Смоленска

Никифор Мурзакевич. Человек, сохранивший историю Смоленска
Никифор Мурзакевич. Человек, сохранивший историю Смоленска
Фото: smolensk-i.ru
Сегодня исполняется 255 лет со дня рождения автора «Истории губернского города Смоленска»  — первого печатного труда по истории Смоленской земли

Исторически так сложилось, что Смоленску в разные времена и эпохи не везло с архивами и летописцами. С архивами не везло фатально вследствие двух страшных войн, огнем и мечом прошедшими по смоленской земле. Один архив, содержащий огромное количество уникальных исторических документов 17–18 веков (после освобождения Смоленска от польской оккупации в 1654 году), сгорел в огне пожарищ войны 1812 года.

Другой архив, уже советского времени, был вывезен гитлеровцами в 1941 году в Европу, после войны осел в США и стал основой многих обвинений в адрес нашей страны, зачастую многократно преувеличенных, притянутых за уши, а чаще всего просто сфальсифицированных.

А вот летописей смоленских по сути никогда и не было в отдельном виде. «Преданья старины глубокой», связанные со Смоленском, известны из различных древнерусских летописных сводов. А во времена литовского и польского захвата города наша земля упоминалась уже только в связи с ее аннексией в состав Великого княжества Литовского и Речи Посполитой.

И неизвестно еще, знали бы вообще хоть что–то из старинной истории Смоленска, если бы во второй трети 18 века не появился на свет Божий человек, подаривший нам впоследствии «Историю губернского города Смоленска» — Никифор Мурзакевич.

13 июня 2024 года исполнилось 255 лет со дня его рождения.

Никифор Мурзакевич родился в Смоленске в 1769 году в семье священника кафедрального Успенского собора. Род Мурзакевичей происходил из крымской орды. Дед Никифора Мурзакевича, бывший крымский  мурза  Василий по прозвищу Мурзин, пленённый князем  Василием Голицыным  во время 2–го  Крымского похода  в 1687 году, был крещён им в православие и зачислен в  служилые люди (в госслужащие, как бы сейчас сказали)  по городу Смоленску. Его сын Адриан окончил Смоленскую семинарию и служил при кафедральном Успенском соборе.

2  (13)  июня 1769 года у Адриана Васильевича и его супруги Евдокии Федоровны родился сын Никифор. Получив начальное образование дома, к десяти годам мальчик уже бегло читал на русском и латинском языках и поступил в  Смоленскую семинарию. В семинарии Никифор успешно окончил три из четырёх классов, но в 1783 году скончался, отец и семья осталась без средств к существованию.

Вынужденный оставить семинарию, Никифор был определён епископом смоленским и дорогобужским  Парфением  псаломщиком в Богородицкую церковь.

В 1792 году Никифор Мурзакевич женился на Анне Ивановне Солнцевой, дочери вяземского священника, и около того же времени, принимая во внимание заслуги отца, был посвящён сначала в  сан иподиакона, а потом и в  диакона  Кафедрального Успенского собора Смоленска.

Большая семья Никифора (его мать, жена и шестеро детей) жила в бедности, поскольку единственным источником доходов являлось жалование в 25 рублей в год и некоторые суммы, выручаемые как плата за  исполняемые обряды. Все своё свободное время диакон посвящал самообразованию. Особенно его интересовала история родных мест, на протяжении многих лет он собирал книги по русской истории, покупал их на рынке.

Мурзакевич общался со многими образованными людьми, преподавателями духовной семинарии. Во многом случайно он познакомился с московскими студентами Иваном Двигубским, Андреем Кайсаровым, Александром Тургеневым, проезжавшими через наш город на учебу в Европу. Они очень заинтересовались провинциальным любителем истории и позже, при содействии отца одного из них — директора Московского университета Иана Петровича Тургенева, прислали ему из столицы посылку с книгами Василия Татищева, Михаила Щербатова, «Историю Российского государства» Ивана Штриттера, Никоновскую летопись, «Синопсис», «Вивлиофику» Николая Новикова и другие. Постепенно Мурзакевич собрал довольно большую историческую библиотеку.

За некоторое время до этого отец Никифор прочитал рукописную «Историю города Смоленска», составленную в 1780 году иеромонахом Иоасафом Шупинским к приезду в Смоленск императрицы  Екатерины II. Мурзакевич счел ее неполной, нашёл в ней множество недостатков и сам занялся составлением более подробной истории родного города. Эти занятия пользовались поддержкой епископа  Парфения, предоставившего в распоряжение диакона свою библиотеку, личные выписки относительно смоленских древностей и обеспечившего ему доступ в архив консистории.

Однако именно благодаря помощи из Москвы Мурзакевич все же сумел к 1803 году завершить свою «Историю губернского города Смоленска». И хотя поддержки у духовных властей работа Мурзакевича, в конечном итоге, не нашла, в том же году она была напечатана на средства смоленского военного губернатора Степана Апраксина. Именно ему автор и посвятил ее. Всего было напечатано 600 экземпляров первого издания «Истории губернского города Смоленска» в четырёх книгах. Весь тираж был подарен автору и быстро разошёлся по подписке. Епископ  Смоленский и Дорогобужский Дмитрий  был разгневан и лишил его места диакона кафедрального собора. Однако «безработным» отец Никифор оставался недолго и уже 16 апреля 1803 года был рукоположён в священники  Одигитриевской церкви.

В 1804 году книгу переиздали, только вышла она уже не в четырех, а в пяти томах, и была дополнена грамотами русских, польских и литовских государей, данными Смоленску.

Апраксин переслал книгу синодальному обер–прокурору Голицыну, а он показал ее Александру I. Императору книга понравилась, и он повелел отослать автору 500 рублей. К тому же смоленское дворянство ссудило ему 1 500 рублей. На эти деньги Никифор Мурзакевич купил дом в центре города, за алтарем Одигитриевской церкви.

Книга отца Никифора охватывала большой временной промежуток от того времени, когда кривичами управляли местные князья, до времен царствования Александра I.

Во введении к своей книге Мурзакевич пишет о местоположении города, а также о его жителях. Затем он рассказывает о том времени, когда город строился. Рассуждает автор и о происхождении названия города и делает вывод: «Смоленск получил свое название от смольян, гнавших смолу и промышлявших ею в различных местах: соседи и те, кои покупали оную для смоления водоходных судов, прозвали их смольянами, а селение Смоленец называлось». Пишет Мурзакевич об «обычаях и богопочитании смольян».

Рассказывает историк и о том времени в жизни Смоленска, когда город находился под властью литовских князей и польских королей. Повествует о битвах за Смоленск, о местных епархиях, церквях и монастырях.

Была ли у Мурзакевича такая задумка изначально или нет, но «История губернского города Смоленска» содержит исключительно политическую и военную составляющие. А вот информации о народном хозяйстве, социальном положении жителей, архитектуре и культуре Смоленска в ней практически нет. Тем не менее, пятитомник Никифора Мурзакевича имел большое значение для культурной жизни Смоленска начала XIX века.

Пришедший вскоре 1812 год стал крайне трагическим для отца Никифора как в общественном, так и личном плане.

Еще до начала войны, в марте, у него умерла жена. На его попечении остались семеро детей и больная мать. Семья находилась в очень тяжелом материальном положении.

Вскоре в Россию вторглось огромное войско французского императора Наполеона Бонапарта.

3 (15)  — 4 (16) августа жители в спешке покидали Смоленск и уезжали на восток. Мурзакевич, у которого в эти суматошные дни украли лошадь, вместе со своим многочисленным семейством покинуть город не сумел.

4  (16)  августа  1812 года Смоленск был осажден и подвергся жесточайшему артиллерийскому обстрелу. Как священник, Мурзакевич был в этот день призван для исповедования и причащения раненых и умирающих и находился на позициях 26–й дивизии генерала  Ивана Паскевича  на Королевском бастионе под обстрелом вместе со своим 12–летним сыном Константином, который носил за отцом святую воду. Своим поведением в этот день о. Никифор заслужил особую благодарность генерала Паскевича и позже был награждён  скуфьей  от Синода и бронзовым  наперсным крестом. 

В ночь на  6  (18) августа  русские войска оставили город, который был занят французами. В эти дни Мурзакевич с семьей и прихожанами нашли приют в Успенском соборе. Когда же основные части французской армии покинули город, семья отца Никифора вернулась в родной дом и нашла его полностью разграбленным.

В время французской оккупации Мурзакевич оказался одним из немногих оставшихся в Смоленске священников. Он отправлял службы в  Успенском кафедральном соборе, и именно ему наша главная святыня обязана своей сохранностью и убережением от разграбления и поругания.

В первый же день оккупации Мурзакевич сумел добиться от французского командования постоянного воинского караула, который был поставлен у собора и спас от разграбления соборную ризницу и имущество архиерейского дома. От разорения отцом Никифором были также спасены Троицкая и Одигитриевская церкви. В обстановке, когда грабежи и мародёрство достигли предела, Мурзакевич проявлял завидное мужество и силу духа, у него получалось заступаться за жизнь и имущество граждан перед французскими властями, включая губернатора Смоленска барона Антуана–Анри Жомини.

Всю осень 1812 года отец Никифор со своими сыновьями, Константином и Иваном, ходили за город на кирпичные заводы к русским раненым, носил им воду и овощи.

А тем временем его продолжали преследовать многочисленные личные несчастья.

Голод и болезни унесли жизни матери отца Никифора, его тётки, двух дочерей и воспитанницы. Сам он был неоднократно избит мародерами. Еще одно событие произошло совершенно случайно, но впоследствии очень сильно испортило жизнь смоленскому священнику.

27  октября  (8 ноября)  1812 года, идя к больному смоленскому мещанину, у Днепровских ворот Мурзакевич неожиданно встретил губернатора оккупированного Смоленска барона Жомини вместе с незнакомым ему высокопоставленным военным. Им оказался сам Наполеон, бесславно возвращавшийся из Москвы.

Отец Никифор растерялся, снял шапку и протянул узурпатору просфору, которую тот приказал принять находившемуся рядом генералу. Кто бы мог подумать, что столь незначительный эпизод будет иметь далеко идущие последствия.

5  (17)  ноября  1812 года  Смоленск был освобожден русскими войсками. Это счастливое для всех смолян событие обернулось великой несправедливостью для отца Никифора. За случайную встречу с Наполеоном его обвинили в измене и пособничестве врагу.

Возникло даже целое «Дело о священниках Мурзакевиче и Соколове и протоиерее Поликарпе Звереве». Запуганный архиепископом Феофилактом, епископ  Ириней  вынес суровый приговор. Мурзакевич был запрещён в священнослужении и лишён места.

15  (27)  января  1813 года  приговор был утверждён  Священным Синодом. Это лишило Мурзакевича средств к существованию, а также жилища — в конфискованном бывшем его доме отец Никифор с семейством ютился на чердаке.

Однако через некоторое время дело поступило наряду с другими на рассмотрение особой комиссии  Сената  по сыску изменников. Комиссия не нашла в нём измены, передала дело на рассмотрение уголовной палаты, которая в конце марта 1814  года вынесла оправдательный приговор.  24  июля  (5 августа)  того же года  Мурзакевич вновь был назначен к служению в  Одигитриевской церкви.

При посещении Смоленска великим князем Николаем Павловичем 18 мая 1816  года Мурзакевич был представлен ему на королевском бастионе и удостоился благодарности за свои исторические труды и рассказ о битве и героизме русских солдат при обороне города 4 августа 1812  года.

Тем временем отец Никифор продолжал работать над дополнением своей «Истории губернского города Смоленска», он надеялся подготовить новое издание, в которое хотел вписать подробности смоленских событий войны с Наполеоном. Он вел активную переписку со знатоками истории, ездил в поисках документов по губернии. Мурзакевич общался со столичным историком Румянцевым, который читал рукопись и делал замечания к ней. Но нового издания «Истории губернского города Смоленска», увы, при жизни автора не последовало.

Переиздание книги вышло лишь в 1903 году. Этим занимался Семен Писарев. К новому изданию был приложен «Смоленский дневник» Никифора Мурзакевича, который содержит много интересных фактов. В нем рассказывается о посещении Смоленска Екатериной II, о строительстве дома для Дворянского военного училища, возведении здания для театра.

Значение труда Мурзакевича признавали многие историки. Иван Орловский считал, что по многим вопросам истории Смоленска книга отца Никифора «имеет значение первоисточника наподобие того, как утрата некоторых документов, которыми пользовался Карамзин, сделала его историю России первоисточником по многим вопросам общерусской старины».

Никифор Мурзакевич до конца жизни занимался просветительской деятельностью. Он скончался 8 марта 1834 года в Смоленске и был похоронен в ограде Спасо–Окопной церкви. Могила его сохранилась до наших дней.

Помимо истории родной земли, Мурзакевич много сил уделил священной истории. Им был составлен свод из четырех Евангелий под названием «История Божественного откровения», переведен на современный русский язык Псалтирь, написаны труды «Жизнь Иисуса», «Жизнь святых апостолов Петра и Павла», рукопись «Описания 1812 года». Особый интерес для смолян могло бы вызвать написанное в конце 20–х годов 19 века «Историческое описание Смоленской чудотворной иконы Божьей матери  — Одигитрии».

Однако все работы Никифора Мурзакевича, кроме «Истории города Смоленска», так и не были напечатаны, оставшись в единственном экземпляре.

Антон Савенок

При написании статьи использовались книги Д. Будаева «Историки Смоленска XVIII — начала XX века», Смоленск, 1993 год; «Смоленская область. Энциклопедия. Персоналии» Т.1, Смоленск, 2001 год

Новости соседних регионов по теме:

12 июня, в канун праздника Вознесения Господня, Епископ Покровский и Новоузенский Фома совершил Всенощное бдение в Свято-Троицком кафедральном соборе г. Покровска (Энгельса).
19:34 12.06.2024 Православное Заволжье - Энгельс
Министерство труда и социального развития Новосибирской области при поддержке областного совета отцов проводит конкурс «Отец года».
15:08 11.06.2024 Город Тогучин - Тогучин
 
По теме